Что год грядущий нам готовит?

 

 

Что год грядущий нам готовит? «За мраком ночи скрыты приключенья, что нам грядущее на завтра припасло», – отвечает на этот вопрос великий английский драматург Уильям Шекспир в исторической хронике «Король Джон» о событиях царствования Иоанна Безземельного в конце ХII – начале ХIII веков. Его правление считается одним из самых катастрофических за всю историю Англии.

 

Нынешние времена катастрофичны не для одного государства, а для всего мира. Я говорю не о пандемии, экологических угрозах, о балансировке мира на грани всесокрушающей войны. Я говорю об опасности торжества «Грядущего хама». Именно так назвал русский писатель Дмитрий Сергеевич Мережковский в начале ХХ века силы «духовного рабства и хамства, безличности, серединности и пошлости». При этом «хамство» для него было не поведенческой характеристикой, а определением бездуховности, атеизма, мещанства.

Русский писатель и философ Александр Иванович Герцен называл мещанство «самодержавной толпой сплочённой посредственности». Мережковский вслед за Герценом говорил о демократии западного образца как власти толпы, осреднённого мелочного и лишённого высоких идеалов человека, который сводит жизнь «на интересы торговой конторы или мещанского благосостояния».

В наше время слова «мещанство», «мещанин» ушли из обихода, но их суть: торжество безыдейности, безверия, добыча материальных благ, отстранение от высоких общественных идеалов – господствует в умах и жизни. Вожделенный сытый «земной рай», опирающийся на материальные ценности, стал общественным идеалом не только западной демократии, но и российского образа жизни.

Сегодня мы наблюдаем кризис веры в торжество добра, полное смещение нравственных норм, тщательное описание до смакования жестокости и насилия. Ложное становится истинным, а истинное ложным. Сегодня легко снимается моральная ответственность за грех и кровь, мерзость становится близка сердцу. Во всех явлениях жизни мы видим торжество злобного, упорного в своём невежестве мещанина – посредственности, который стал играть первые роли в обществе и определять будущее своих стран. Разве не актуальны сегодня слова Мережковского: «Какая самодовольная пошлость и плоскость в выражении лиц! Смотришь и “дивишься удивлением великим”».

Именно эти люди прибрали в России её богатства и продали за безценок ради собственной выгоды. Именно они на Западе беснуются от русофобии и развязывают торговые и санкционные войны против тех, кто не хочет жить по их указке. Лживые души власть имущих на Западе убеждают свои народы, что при этом борются за мир и демократию, игнорируя сказанное святым апостолом Павлом: «Когда будут говорить: “мир и безопасность”, тогда внезапно постигнет их пагуба» (1 Фес. 5, 3).

«Религия современной Европы – не христианство, а мещанство. От благоразумного сытого мещанства до безумного голодного зверства один шаг. Не только человек человеку, но и народ народу – волк. От взаимного пожирания удерживает только взаимный страх, узда слишком слабая для рассвирепевших зверей. Не сегодня, так завтра они бросятся друг на друга, и начнётся небывалая бойня». Эти пророческие слова Дмитрия Сергеевича Мережковского, сказанные более ста лет назад, очень точно описывают сегодняшнюю ситуацию в мире. Они подтверждают, что внешняя политика – это обнажённая внутренняя. «По плодам их узнаете их» (Мф. 7, 20).

«Мещанство победит и должно победить, – пишет Александр Иванович Герцен в 1864 году в статье «Концы и начала». – Да, любезный друг, пора прийти к спокойному и смиренному сознанию, что мещанство – окончательная форма западной цивилизации». И как бы мне ни хотелось этого не признавать, но приходится согласиться, что его пророчество сбылось.

Власть неба и власть земли, соединённые в Иисусе Христе, разорваны, ибо современный человек всё дальше уходит от Спасителя. Возможно ли объединить разные ветви человечества, примирить и соединить народы через питающие их культуру религии? Христос открыл людям, что Бог – не власть, а любовь. «Совершенная любовь – совершенная свобода, – пишет Мережковский. – Бог – совершенная любовь и, следовательно, совершенная свобода. Когда Сын говорит Отцу: не Моя, а Твоя да будет воля – это не послушание рабства, а свобода любви. Нарушить волю Отца Сын не потому не хочет, что не может, а потому не может, что не хочет».

Пробудится ли общественно-религиозное сознание у русских или в России окончательно победит «Грядущий хам»? И она «тихим, невозмущаемым шагом» пойдёт к последней тишине благополучного муравейника, к «мещанской кристаллизации» Европы. Поймём ли мы, что лишь в христианстве заключена сила, способная победить мещанство и «Грядущего хама»? Исполним ли мы, нынешние и будущие поколения, замысел Божий о России, то, для чего она предназначена в мире?

Ответ на это, я думаю, надо искать в словах, трудах и поступках русских святых, богословов, философов, писателей... Ведь свет Истины сияет уже более двух тысячелетий.

С Рождеством Христовым и святым Богоявлением!